Сказ о том, как меня Жириновский в полон брал

Летом 1998 года довелось мне делать репортаж о визите в наш город всем известного Владимира Вольфовича. Ехал он по всей стране с агитпоездом, выступая на привокзальных площадях для развлечения скучающей публики.

«Кайф!— думал я, — Надо будет у него интервью взять, если получится…».

Позвал оператора, выставил кассету, сели в машину и поехали…

…Работа журналиста во многом рутинна. Митинги нам доводилось снимать регулярно, так что неожиданных поворотов ждать не приходилось. Так все и было.

Камера бесстрастно фиксировала, как подходит к перрону поезд, как Владимир Вольфович обнимается с соратниками и принимает букеты, как двигается в толпе поклонников к импровизированной трибуне, как толкает пламенную речь. Оставалось только поснимать немного зевак и подумать об «эксклюзиве», то есть об интервью. «Эксклюзива», однако, не вышло. Оператор мой «ушел в народ» в самый неподходящий момент, то есть именно тогда, когда Жириновский решил немного передохнуть и предоставил слово кому-то еще. Журналюги сразу же обступили ВВЖ довольно плотной толпой, и когда мой оператор, наконец, понял свою ошибку, «доступ к телу» был практически невозможен. Да и Владимир Вольфович к тому времени, как вернулся мой оператор, уже говорил заключительные предложения своей импровизированной пресс-конференции. Он закончил, журналистов как ветром сдуло, а вождь либерал-демократов остался стоять на трибуне в ожидании момента, когда охрана даст знак двигаться в обратном направлении и позволит вернуться в поезд.

Надо было, что называется, ловить момент. Забегаем с оператором на трибуну, я сую микрофон, задаю вопросы. Ура, «эксклюзив» обеспечен! Под конец интервью, когда охрана ВВЖ стала уже подавать недвусмысленные знаки, спрашиваю: «Владимир Вольфович! А вот собираетесь ли вы продолжать эту практику путешествий с агитпоездами? ». Может быть, вопрос звучал несколько иначе, но это неважно. И тут его понесло. Полез лицом в камеру, стал хлопать меня по щеке (вспомнился мне сразу Гитлер, почему-то), сказал знаменитое «однозначно», стал говорить, что конечно будет продолжать эту практику, и что даже меня с собой возьмет. Владимира Вольфовича несло дальше: «Все, берите его в заложники! — кричал он, — С нами поедет!». В итоге, охрана как-то так вежливо оттеснила нас в сторону и повлекла своего шефа к перрону…

А сюжет получился — «звездный»!