Homo Internetus между Сциллой и Харибдой

Ну что ж, если это никого не беспокоит,
значит, так и должно быть.
Алан Милн «Винни Пух и Все-Все-Все»

Кто бы мог лет пять или шесть назад подумать, что ежедневное чтение писем, равно как и работа за компьютером 6-7-8 часов в сутки, станет для многих ежедневной потребностью? Возможно, это предвидели фантасты. Вероятно, об этом писали социальные философы. Видимо, это закономерное следствие развития высоких технологий и свидетельство возможного грядущего торжества техносилы над человекоразумом.

Нет, я вовсе не жажду превратиться в эдакого брюзгу от Интернета, пишущего об упадке всего и вся и призывающего назад в пампасы. Однако, раз уж Сеть настолько всепоглощающа и бездонна, то нужно что-то с этой Харибдой делать. По крайней мере, понимать, что Сеть и есть та самая Харибда, в ненасытную пасть которой имеет все шансы свалиться современная цивилизация.

Что же ваш покорный слуга в таком случае олицетворяет со Сциллой, от которой, судя по его словам, человечество уже успело убежать? Четкого определения дать не получится. Под Сциллой нашей цивилизации можно понимать довольно широкий круг утопических теорий, всецело завладевавших массовым сознанием на протяжении последнего тысячелетия: от ортодоксальных религиозных до радикальных коммунистических. Сегодня ситуация иная, да и речь не о том.

Следует признать, каждый человек в современном обществе все больше и больше обособляется, осознавая свою «уникальность» и отстаивая это свое одиночество все более рьяно. Ученые говорят об этом как о необратимом процессе и называют его «атомизацией»…

Homo Internetus. Человек Интернетовский. Личность? Безусловно. Но… какая личность?

Давайте подумаем, зачем человек приходит в Интернет. Делать деньги, самовыражаться, заниматься новыми видами творчества, искать и находить нужную информацию… Конечно, применений Сети найдется масса, и мы, сегодняшние, даже представить себе не можем, до чего дойдет прогресс, скажем, через 10-15 лет. Но это уже будет привычно — скажем, как сегодня не вызывает изумления существование сотни телеканалов вместо прежних двух. Мы же поговорим сейчас об Интернете как новом средстве общения.

Сеть ввела в нашу жизнь такое понятие как «виртуальность». Представьте себе такую картину: на улице знакомятся двое.

«Hi!!! Я — Кенга», — произносит девушка.

«А я — Винни. Привет!», — смущаясь и краснея отвечает ее визави…

На этом они расходятся навсегда. Либо в следующий раз она назовется Совой, а он Крошкой Ру. : )

Смешно? Грустно… А в Сети, во многочисленных чатах или по ICQ, такое встречаешь повсеместно. Знаю людей, которые, видя ущербность подобного «общения», решали встретиться лично. Многие были поражены явным несовпадением между характерами виртуального персонажа и реальной личности. Некоторым, правда, посчастливилось найти настоящего друга или свою любовь.

Конечно же, любой здравомыслящий человек понимает, что общение в чатах абсурдно и нелепо. Отчего же многие вновь и вновь отдают свое время досужему трепу?

Я не нахожу этому объяснения. Остается выдвинуть предположение, что за время победного шествия Интернета, успел образоваться новый тип человека — Homo Internetus, который, не существуя в этой реальности, вовсю проявляет себя в виртуальной среде. Ему не требуется общество, достаточно отдельной человеческой единицы, — предела той самой «атомизации», — да еще компьютера, подключенного к Интернету, — его родной виртуальности…

А что же ваш покорный слуга? Последний раз я заходил в чат весной 1997 года. В контактном листе ICQ (нерегулярный online с 1996 года) у меня сегодня 3 (три) человека. Знаю тех, у кого за гораздо меньший срок накопилось более 200 друзей-виртуалов. И то и другое — плохо. Но я, например, лично знаком с теми, кто у меня в листе, знаю их пол, возраст, интересы. Знаю и то, что слово «друг», хоть и приниженное виртуальностью, может жить и в Сети, и имею все основания настаивать на своей точке зрения. Может ли это сказать тот, у кого друзей-виртуалов 200? Оставим этот вопрос открытым…

Вывод неутешителен. Либо человек осваивает Сеть, либо Сеть осваивает человека. Одного не дано. Да, сейчас я работаю в Интернете, и это даже изредка приносит мне скудные дивиденды. Уходить из Сети не собираюсь, ибо уже имею необходимые навыки, которые потребуются моему работодателю. Но кто-то работает ассенизатором, а кто-то топчет плац, и знать ничего об Интернете не знает и не хочет знать. И так будет еще очень долго.

Время все расставит по своим местам. Homo Internetus либо выживет, либо, что гораздо лучше, исчезнет. Тогда останутся настоящие люди, и исчезнут неживые виртуалы Кенга и Винни, а будут Маша и Лёша, Дима, Алекс, Максим и все-все-все…